Не тот Вернадский

В 1920 г. П.В.Врангель назначил профессора Симферопольского университета Вернадского (сына академика В.И.Вернадского) заведующим печатью. Он попросил симферопольского губернатора (А.А.Ладыженского) познакомить его с профессором. В этот день Врангель приехал с фронта. Губернатор явился на вокзал и доложил, что профессора привезли, что он был на экскурсии и его еле разыскали. Врангель «с удивлением увидел дряхлого старца, в пальто-разлетайке табачного цвета с длинными седыми волосами, в очках на сморщенном лиде». При попытке обсудить общественную жизнь Симферополя, профессор сказал, что он не в курсе дела. Врангель недоумевал. И только вошедший А.В.Кривошеий (премьер врангельского правительства Крыма) всплеснул руками: - «Это не тот Вернадский, это - отец.» Кстати, академик Вернадский, которого Врангель описал старичком, пережил генерала.
Александр Гаврилович дружил с Л.Н.Гумилевым. Оба прошли тюрьму, лагеря. Лев Николаевич приехал в экспедицию к Александру Гавриловичу. И тут сказалась разница в темпераментах. Лев Николаевич любил посидеть, подумать над увиденным, а Александр Гаврилович не мог органически сидеть на месте, ему необходимо было все время двигаться. Восхищаясь интеллектуальной мощью Льва Николаевича, Гаель все же не мог обойти вниманием это различие. «Хороший мужик, но ленив» - говорил он про Л.Н. Гумилева. Но как оказалось, "ленивый" Лев Николаевич оставил после себя целую серию интересных и достаточно "толстых" книг, а главный труд Александра Гавриловича оканчивала его ученица Л.Ф.Смирнова.