Этого я и боялся

И.И.Судницын ехал в поезде в плацкартном вагоне. И какой-то мужчина всех изводил своими разговорами о происках ЦРУ и пр. Наконец, И.И. не выдержал, подошел к мужчине и сказал: - «Ты знаешь, кто я?» - «Кто?» - «Эйзенхауэр!» - «Этого я и боялся» - испуганно пролепетал мужчина, забился в уголок и всю остальную дорогу молчал.
После смерти А.Н.Сабанина заведующим кафедрой агрономии, переименованную в кафедру почвоведения, стал проф. Владимир Васильевич Геммерлинг. Его друг М.М.Филатов одновременно организовал кафедру грунтоведения. В.В. собрал на кафедре молодых многообещавших и выполнивших свои обещания сотрудников: Н.А.Качинский, Н.П.Ремезов, Е.П.Троицкий. В 40-е годы, когда в почвоведение насильно внедряли учение В.Р.Вильямса, В.В.Геммерлинг оставался верен классическому почвоведению. На экзаменах, если студент упоминал Вильямса в положительном смысле, он ему снижал оценку. Если же Вильямса упоминала студентка, он на это не реагировал. К сожалению уже тогда у Геммерлинга. заметно проявляла себя болезнь: он засыпал на заседаниях, лекциях (своих !) и даже на экзаменах. Студент отвечает, Владимир Васильевич - спит. Студент замолкает, Ввладимир Васильевич просыпается и снова спрашивает тот же вопрос билета. Знавшие его аспиранты шепотом подсказывали студенту: - «Начинай сначала. Повторяй.» Когда студент снова рассказал свой вопрос, Владимир Васильевич недовольно поморщился: - «Что-то вы неуверенно начали».